21 сентября День победы русских полков во главе с великим князем Дмитрием Донским над монголо-татарскими войсками в Куликовской битве (1380 год) День воинской славы России

130

В результате опустошительных нашествий в 1237-1241 хана Батыя (монгольского хана, внука Чингисхана, завоевателя западных и северных земель, основателя Золотой Орды), на Руси устанавливается почти на два с половиной века татаро-монгольское иго. Русские княжества не смогли дать отпор из-за междуусобных войн и раздробленности. Были полностью уничтожены многие города, Русь потеряла до трети населения, произошел упадок ремесел и искусства, были уничтожены и разграблены многие церкви. Русские земли попали под власть Золотой Орды, которой все княжества обязались платить дань (ясак), а князья должны были являться в ставку хана для получения ярлыка на княжение. При этом монголы все равно часто производили набеги на русские земли, сея за собой хаос и разрушения: они грабили, жгли города и села, насиловали, убивали и уводили в рабство мирное население.

Народные восстания против иноплеменного ига стали вспыхивать сразу же после его установления. Так, в 1259 году жители Новгорода расправились с ордынскими баскаками, а в 1262 против угнетателей поднялись жители Ростова Великого, Владимира, Суздаля и многих других русских городов. Однако ордынцы неизменно производили карательные операции, топя восстания в крови. Первым и русских князей, кто смог бросить вызов татарам стал московский князь Дмитрий, получивший позднее прозвище Донской.

Князь Дмитрий Иванович вступил на московский престол в 1359 году в девятилетнем возрасте под опекой митрополита Алексея. Это совпало с началом «великой замятни» в Золотой Орде – длительного периода борьбы за власть, мятежей и попыток получения независимости многими улусами. Наибольшей силой и властью обладал темник Мамай, но в нем не текла кровь Чингизидов (потомков Чингисхана) и он не мог занять Золотоордынский трон, поэтому он начал управлять от имени во всем послушных ему им же возведенных ханов из династии Батуидов. Это вызвало негодование и сопротивление других ханов, потому Мамаю приходилось бороться одновременно с 10 ханами, которые часто были в разных частях Орды. Из-за этой междуусобицы Русь на длительное время вышла из поля зрения татарских правителей.

Москва укрепляла влияния на Руси: в 1362 году было возвращено Владимирское княжество у Суздальского князя, в столице был построен белокаменный кремль, без особых потерь окончилась война с Литвой, началось складывание союза русских князей вокруг Дмитрия. Воспользовавшись непрекращающейся войной в степях, московский князь в 1374 году перестал посылать татарам дань, а в 1376 году русское войско разгромило Волжскую Булгария, куда были поставлены московские ставленники за место ордынских. Это был важный регион, ведь именно из него к татарам попадала пушнина, теперь же ее стали получать и продавать на Запад русские.

В это время Москва уже начала обретать силу и стала центром собирания русских земель. Но были и другой претендент: молодое и сильное Великое Княжество Литовское, которое к 1362 году имело в своем составе уже большинство бывших земель Киевской Руси. В союзе с тверскими князьями литовский князь Ольгерд начал войну против Дмитрия. Трижды литовский князь ходил на Москву, но взять её ему оказалось не под силу. В самый разгар противостояния 24 мая 1377 года 80-летний Ольгерд умер. Его 15-летний наследник Ягайло не смог ни расширить, ни удержать большинства завоеваний отца – одно княжество отпадало от Литвы за другим. И тогда Ягайло решил предложить недавним врагам Литвы, татарам, союз против Дмитрия. Условием этого союза была поддержка Мамая в его притязаниях на ордынский престол и раздел Руси между Литвой и Ордой.

1378 году Мамай отправляет пять туменов (около 50 тысяч человек) во главе с мурзой Бегичем, чтобы вернуть себе контроль над Волжской Булгарией. Однако ему преградил путь московский князь Дмитрий и на реке Воже. Благодаря умелой разведке и тактике, армия татар была наголову разбита: почти все они были убиты или утонули, погиб и сам Бегич. Это стало первой крупной победой русских войск над войсками Золотой орды.

Для Мамая это стало сильным ударом, и он стал стремительно терять свое положение в Орде в пользу Тохтамыша. Чтобы вернуть свой престиж, наказать непокорного князя, и при возможности собрать крупную дань, Мамай начал готовиться к большому походу на Русь. Он нашел поддержку у литовского князя Ягайло и рязанского князя Олега. Летом 1380 года войско Мамая, в состав которого также входили наемные отряды из половцев, аланов (осетин), касогов (черкесов), кавказских евреев, армян и крымских генуэзцев (всего армия темника насчитала около 120 тысяч человек) переправилось через Волгу и остановилось в устье р. Воронеж. Во время остановки Мамай принял послов Олега и Ягайла. По заключенному между ними договору золотоордынская и литовская армии должны были соединиться на реке Ока для дальнейшего совместного наступления на Русскую землю. Олег пристал к татарам потому, что Рязанская земля лежала на пути татар, и, чем бы ни кончилось дело, он одинаково опасался и Орды, и Москвы.

23 июля 1380 в Москву прискакал гонец Андрей Семёнович Попов с известием о том, что войско во главе с самим Мамаем переправилось через реку Воронеж.

Московский князь Дмитрий, готовясь к решительной борьбе, известил всех русских князей о нависшей опасности и призвал их объединить усилия для отражения врага. Местом сосредоточения основных сил русского войска была назначена Коломна, крепость близ устья Москвы-реки. Собрав силы для сражения с армией Мамая, святой Димитрий посетил обитель Живоначальной Троицы и проведал преподобному Сергию Радонежскому о предстоящем сражении, об огромной армии Мамая и попросил у святого благословения.

Преподобный вознес молитвы к Богу и предсказал Димитрию кровопролитие ужасное, но победу – смерть многих героев православных, но спасение Дмитрия: благословил князя и упросил его обедать в монастыре, окропил святою водою всех бывших с ним военачальников и дал ему двух иноков в сподвижники, Александра Пересвета, который был некогда боярином Брянским и витязем мужественным и Ослябу.

Обращение за благословением к Сергию Радонежскому имело очень важное значение: имя преподобного Сергия, как праведника и чудотворца, было прославлено по всей Руси. Благословение такого человека должно было вселить надежды на победу в сердца воинов и дать им поверить в единство русских земель.

26 августа московское войско численностью 20—25 тысяч человек достигло Коломны. Из других княжеств пришло 25—30 тысяч ратников. Таким образом, в поход против золотоордынцев выступило 50—60 тысяч воинов, первоначально организованных в полки под командованием 23 князей и воевод. Позже к ним присоединились псковские и брянские дружины. Это было, по истине, всенародное русское войско: оно объединяло бояр, купцов, земледельцев, холопов, ремесленников и даже духовенство.

Оценив обстановку и стремясь не допустить соединения Мамая и Ягайло, Дмитрий решил идти навстречу золотоордынскому войску и разбить его еще до подхода литовских сил. Двигаться было решено окружным путем, по окраинным рязанским землям. Дмитрий не хотел усугублять положения Олега Рязанского, который поневоле стал союзником Мамая.

Дмитрии Иванович поспешил форсировать Дон в непривычное по тогдашним правилам войны время – ночью. И в этом рискованном предприятии был глубокий расчет: сознавая, что Мамай может знать от лазутчиков достаточно много о московской рати, Дмитрий надеялся, что ночная переправа исключит возможность внезапной атаки его тыла одним из противников, а назавтра ратники успеют подготовиться к бою.

Утром 8 сентября русское войско построилось на Куликовом поле в устье реки Непрядвы, притоке Дона. Два полка (“правой” и “левой руки”) стали на флангах, один в центре (“большой полк”), один — впереди (“передовой полк”) и один — в засаде (“засадный полк”) на восточной окраине поля, за “зеленой дубравой” и рекой Смолкой. Засадным полком командовал двоюродный брат Дмитрия — храбрый и честный воин серпуховской князь Владимир Андреевич. При нем находился опытный воевода Дмитрий Михайлович Боброк-Волынец, шурин князя Дмитрия Ивановича. Отступать русским было некуда: за ними находился обрыв высотой 20 м и река Непрядва. Русским войскам при поражении не было пути к отступлению, но при этом река прикрывала их тыл и фланги от ударов быстрой и мобильной конницы татар.

Войско Мамая также не было чисто конным: в центре своего войска он поставил наемную генуэзскую тяжеловооруженную пехоту. Набраны были они не только в крымской Кафе, но и в самой Генуе. Часть из них были пикинёрами, а остальные – арбалетчиками-павезьерами – за время заряжания арбалета они прикрывались втыкаемым в землю стоячим щитом, называвшимся павеза.

 

Битва началась утром 8 сентября поединком богатырей. С русской стороны на поединок был выставлен Александр Пересвет – монах Троице-Сергиева монастыря, до пострижения – брянский (по др. версии, любечский) боярин. Его противником оказался татарский богатырь Темир-мурза (Челубей). Воины одновременно вонзили друг в друга копья: это предвещало большое кровопролитие и долгую битву.

Едва Челубей упал из седла, ордынская конница двинулась в бой и быстро смяла Передовой полк, который хотя и храбро сражался, был слишком малочисленным и состоял лишь из неопытных воинов. Однако все же он смог принять на себя самый мощный и сильный первый удар монгольской конницы совершенный на скорости.

В течение трех часов татарское войско пыталось прорвать центр и фланги русской рати. Русские полки понесли значительные потери, однако наносили противнику еще более существенный ущерб, стреляя из луков и самострелов, а на близком расстоянии, встречая его лесом копий. Но все же ордынцы постепенно начинали одолевать за счет числа и большей опытности, был ранен и сам Дмитрий Иванович, сражавшийся в доспехах рядового воина, левый фланг начинал проседать, татары стали теснить русские полки. Увидев это, Мамай ввел свои резервы, пуская их на левый фланг. Полк Левой руки отошел назад, и в бой вступили великокняжеские дружинники московского стяга, появилась реальная угроза окружения русских войск. Исход сражения решил Засадный полк, находившийся в дубраве. Им командовал серпуховский князь Владимир Андреевич. Войско Мамая не ожидало появления свежих сил и обратилось в бегство. Одновременно началось наступление полка Правой руки, ордынское войско в полном составе обратилось в бегство, бросив вооружение и обозы. Русская конница уничтожала бегущих на протяжении почти 50 вёрст до самой реки Красная Меча. В паническом страхе люди тонули в Мече, Дону и даже в Непрядве. Завершив преследование, Владимир Андреевич вернулся на Куликово поле. Великого князя Дмитрия Ивановича, едва живого, в разбитых доспехах, нашли с трудом.

Поражение Мамая было сокрушительным, он потерял почти все войско и всех командующих, в числе погибших был хан Мухаммед-Булак, регентом при котором объявлял себя Мамай. Ягайла, узнав о поражении татар, развернул свои войска и в спешке отправился в свои земли. Чудом спасшегося Мамая ждала незавидная судьба: он был убит собственными воинами, а его тело было отдано Тохтамышу.

Однако и русские войска заплатили за победу огромную цену, потеряв убитыми и ранеными до 20 тысяч человек и несколько князей.

Эту победу омрачили и последовавшие события. Телеги из захваченного татарского обоза пригодились для погрузки раненых, но на обратном пути пятитысячное войско Олега рязанского напало на этот обоз и, перерезав раненых, забрало себе все трофеи, добытые русскими на Куликовом поле. А через два года случилась беда. Дмитрий Донской направил Тохтамышу приветственное послание по случаю вступления на престол и послал ему щедрые дары, но ярлыка на княжение у него не запросил. Поэтому Тохтамыш в 1382 году совершил поход на Москву, после длительной осады взял её обманным путём и сжёг дотла. Ордынское иго на Руси продержалось ещё целое столетие. Лишь правнук Дмитрия, Иван III, ровно через сто лет после Куликовской битвы смог положить конец Татаро-монгольскому игу.

Куликовская битва показала, что в открытом бою русские войска могут одолеть ненавистных угнетателей. Была преодолена привычка к покорности и подчинению. Впервые против татар выступило объединенное русское войско, при этом оно разбило его, победа оно продемонстрировала силу и единство Руси и ускорила процесс собирания земель вокруг Москвы. После Куликовской битвы вырос авторитет московского князя, выросло его влияние. Держава Мамая разваливалась, ордынская территория навсегда откатилась к югу. Дмитрий Иванович впервые передал свой престол сыну как «свою вотчину», не утверждая права на княжество в Золотой Орде, как было раньше.