Союз ячменя, солода, хмеля и пиво-безалкогольной продукции о транснациональных пивоваренных компаниях

5

После перестройки и развала Союза, у нас как-то незаметно появился новый бог – Иностранный Инвестор. Эдакий белый господин, непременно в котелке и с тростью. Он прилетал на частном самолете, благоухал всеми свободно конвертируемыми валютами одновременно и привозил испытанные в других странах бизнес-модели, которые нужно было лишь чуть-чуть адаптировать к российским условиям.

От отечественного инвестора такой господин отличался не только цветом денег, но и тем, что их было много: деньги на проект в России у него никогда не были последними. Раз уж он решился вложиться в стране с высокими политическими рисками, значит где-то за бугром, в родных пенатах, у него имеется надежный диверсифицированный бизнес, создающий ему большой запас прочности.

Риск дело благородное, а возможные барыши – огромны, потому что рентабельность бизнеса на таких рынках бывает очень велика. А что касается рисков – их можно хеджировать, страховать. Как? Через коррумпирование чиновников всех уровней. Благо, уровень претензий аборигенов по западным меркам невелик, а богатство российской традиции взяточничества сложно переоценить. Правила можно создавать под себя. И менять хоть каждый день.

И понеслось. Лихая либеральная кавалерия с подачи Чубайса и под флагами приватизации рубила остатки советской хозяйственной системы – с ее ГОСТами, горизонтальными связями, планированием, социалкой… От раннего Горбачева до самого позднего Ельцина все советское выжигали каленым железом как неправильное и порочное, но везде, где можно, создавали западные формы хозяйствования с западными же, что особенно важно, хозяевами. В первых рядах, конечно, оказались самые смелые и находчивые проходимцы, которые тут же взяли в оборот не только наших чиновников (взятки в виде денег, дорогих подарков, поездок за границу), но даже и обывателей, создавая у тех, и у других культ поклонения деньгам вообще и главному их жрецу – Иностранному Инвестору. Иностранный инвестор даст вам всё, – утверждал этот культ. Мы несем вам свет. И бабки. Сможете купить жене сапоги.

Простой, тогда еще в среднем нищий, российский гражданин (существо, ко всему прочему, весьма доверчивое по своей природе и не ищущее героев в своем отечестве) на какое-то время Иностранного Инвестора полюбил. По-русски искренне, всей душой. Тут тебе и чистенькие офисы, и невиданные импортные сборочные линии, и соцпакет. А главное – официальная зарплата, со справкой о которой можно идти и брать кредит в любом банке… А еще все всё время улыбаются и говорят «Окей!».

Частный собственник – эффективный, говорили нам. Но нам только не сказали, что он, шельмец, настолько эффективный! Он оказался намного эффективнее, чем мы могли себе представить в самых смелых своих фантазиях.

Зацепившись и осмелев, иностранный инвестор начал, во-первых, давить и уничтожать, своих российских конкурентов, а во-вторых, замыкать свои, скажем так, «производственные цепочки».

Давить отечественное производство буржуям помогала наша же власть: своих-то чего поддерживать? Они ж и не инвесторы никакие вовсе, а так… обычные барыги. А вот иностранным у нас везде зеленый свет. А как же? Неудобно перед иностранцами.

С «производственными цепочками» все серьезнее. Это вам не какой-нибудь промышленный примитив типа «руда-обогащение-прокат-корпус реактора». Эти пляшут от человека: от памперса, в который надо одеть новорожденного младенца, до газеты, в которой напишут некролог, когда он умрет. Со всеми промежуточными остановками – учебниками и кино, воспроизводящими психологию сипаев; белой зарплатой, идущей в комплекте с кредитами на квартиру и машину; импортными лекарствами, которыми нужно поправлять подорванное на работе здоровье; продуктами из сои и так далее. Они знают про нас всё. Больше чем мы бы хотели. И даже больше, чем мы сами знаем про себя.

Но мы для них даже не папуасы – бройлеры. Это такая высшая форма фашизма, только не расового и не классового, а видового – когда одни считают других тупиковой ветвью эволюции. Причем ушедшими в этот тупик так давно, что для них слово «быдло» было бы слишком человеческим.

Что мы видим как результат их бурной деятельности в нашей стране? Их белые зарплаты крепко затянули на наших шеях кредитную удавку. Нас привязали к рабочим местам невидимыми нитями – программами обучения детей, бонусами за выслугу, длинными кредитами…

Они хотят, чтобы мы потребляли больше, чем можем себе позволить. И были им всегда должны.

Их предприятия убили почти все наши отечественные производства – мы не можем сменить работу, потому что идти некуда. И «поляна» системно зачищается. Отдельные отрасли (особенно наукоемкие и саму науку) уничтожают прицельно, потому что залог доминирования – технологическое превосходство. Они не отдают нам в руки ни одну замыкающую технологию, обрекая нас на производство сырья и полуфабрикатов – продукции с очень низкой добавочной стоимостью. Потому что сливки хотят снимать без нашего участия.

Их забота об экологии оказалась показухой – наша экология их не интересует, их также не интересует наше здоровье. Их интересуют наши болезни, на которых можно заработать.

Да, они платят налоги, но основные деньги – прибыль – они уводят из России в свои домашние кубышки. Их прибыль никак не сказывается на нашем качестве жизни – не строятся за эти деньги ни дороги, ни школы, ни больницы.

Работает система, в которую включены промышленники, политики, дипломаты, шпионы, НКО… Только поймите правильно – речь не о заговоре. Это не спецоперация против России, идущая по четкому плану. Это нападение саранчи на урожай. У саранчи нет плана, она просто жрет все, что попадается на пути. За четверть века, минувшие после перестройки, саранча изрядно повеселилась на пространстве всего бывшего СССР (кроме, разве что, Белоруссии). Украину за эти годы успели продать и перепродать всю целиком и несколько раз. У прибалтов не осталось ничего, кроме музея оккупации.

Россия тоже была близка к полной капитуляции, но тут к власти пришел чекист Путин, и «Иностранные Инвесторы» немного притормозили. У нас возникла пауза, чтобы оглядеться. И в какой-то момент до нас начало доходить, что если продолжать в этом же духе, то Россия полностью лишится самостоятельности – ее суверенитет растворится в корпоративных интересах транснациональных корпораций. Спохватились, и в каких-то отраслях успели ситуацию удержать или вернуть на шаг-два назад – нефть, газ, самолеты, ВПК… Что-то пришлось вырывать у иностранцев руками российских олигархов (иногда, кстати, за очень большие деньги – как, например, с выкупом доли в ТНК-BP). Авангарду армии предполагаемого противника из иностранных инвесторов противопоставили хоть какой-то свой государственно-частный ертаул (из Роснефти, Газпрома, Русала и других исконных витязей-святогоров). Но что-то – более мелкое, и потому не попавшее в зону пристального внимания верховного главнокомандующего, – все же угробили. И многое – окончательно. Например, пивную отрасль.

80% производства пива, которое мы варили и пили еще до того, как стали носить крестики на шее, сегодня, оказывается, принадлежит иностранцам. Голландия, Бельгия, Дания… Их заводы производят порошковую дрянь, которая может храниться год. Разливают ее большей частью в пластиковую тару, которая при контакте со спиртом выделяет различные яды, в частности запрещенный везде в мире в любых дозах канцероген дибутилфталат. Знают ли об этом российские чиновники, которые позволяют себе публично вставать на сторону «уважаемых иностранных инвесторов»? Или заключения наших академиков и медиков меркнут на фоне увесистых, как слитки золота, словесей иностранных послов и солнцеликих инвесторов? Есть еще «поправки» к закону о запрете ПЭТ, которые этот запрет фактически отменяют. То, что они писаны чуть ли не в посольствах этих «пивных» стран, в нашем правительстве, интересно, понимают? В органах-то точно понимают – стоит ведь лишь чуть-чуть копнуть, и становится совершенно очевидно, кто чьи интересы лоббирует.

Понимание «органами» особенно важно. Потому что коррупция с иностранным участием – это уже не коррупция. Это государственная измена. Продажа Родины оптом и в розницу, чистая сдача интересов своей страны. И наказание за такие вещи должно быть во много раз жестче.

Только наказание – вещь пока далекая и абстрактная. За измену Родине давно никого к стене не ставили. А вот культ «Иностранного Инвестора» въелся в кожу. Никуда не пропал. Несмотря на его, этого инвестора, очевидное людоедство. Несмотря даже на санкции, которыми эти «инвесторы» пытаются разнести российскую экономику (ну неужели кому-то еще непонятно, что это одни и те же люди, которым Путин мешает тут все «дошакалить»?). Не нужна им наша экономика. Им нужна ИХ экономика на нашей территории и нашей рабсилой. А мы все им в рот смотрим… Какой-то странный пиетет к западным «господам» испытывает российский человек (в особенности, почему-то, чиновник). Мы так привыкли к мысли о том, что «у них все по-людски, а мы живем как папуасы», что стремимся им во всем угождать и во всем с ними соглашаться. А ведь это именно они создали в нас этот комплекс неполноценности! Специально! Нету никакой неполноценности, это миф.

Нет, наверное, не нужно сейчас же всех иностранцев выгонять из страны. Но приоритеты должны быть расставлены правильно. Нужно не их поддерживать, а своих, отечественных. Это был бы нормальный, здоровый проекционизм, защита интересов своей страны, защита ее суверенитета. А западный инвестор и без того сильный – у него и запас прочности, и технологии (раз ему дома тесно стало), и куча могущественных транснациональных друзей, и дипломатические машины их государств на службе. Справятся.

А парочку наших отечественных особо ретивых пособников иностранного капитала, нужно наказать. Да так, чтобы другие крепко задумались, тем ли богам они молятся.