Пивовары бьются за ПЭТ-тару, понимая, что они могут упустить возможность производить нелегальную продукцию

63

В эфире программы «Деловое утро» на РБК-ТВ выступил Павел Шапкин, руководитель Национального союза защиты прав потребителей и Центра разработки национальной алкогольной политики, активно выступающий за запрет ПЭТ.

— Закон до сих пор не принят, потому что транснациональное пивоваренное лобби активно препятствует принятию этого закона, причем интересы связаны с бизнесом. Дело в том, что большие деньги стоят за производством алкоголя в пластиковой таре, и эта пластиковая тара небезопасна. Я сомневаюсь, что сами производители пива в пластиковой таре пьют это пиво. Они, к сожалению, считают, что это пиво могут пить наши потребители.

— Пиво портится в пластиковой таре, потому что ионы кислорода проникают, выходит углекислота наружу через пластиковую тару. К тому же из пластиковой тары выделяется дибутилфталат – пластификатор, который является сильнейшим ядом и запрещен не только для продукции, которая контактирует с пищевой, но и для продукции легкой промышленности – парфюмерной, косметической. Например, за торговлю тапочками, которые выделяют дибутилфталат, можно получить уголовную ответственность, а мы из этого пьем.

— Пивоварам очень удобна пластиковая тара, потому что из одной заготовки для пластиковой бутылки прямо на предприятии можно выпустить тару практически любой емкости – от 300 мл до 2,5 л. Это удобно именно для производства нелегальной продукции, потому что подсчитать, сколько тары поставлено (например, бутылок) на завод, и посчитать, сколько выпущено алкогольной продукции – это значит проконтролировать. А в случае ПЭТ-тары это невозможно. То есть пивовары имеют у нас совершенно уникальные возможности для выпуска нелегальной продукции, потому что у них нет лицензирования ни производства, ни розничной продажи, не маркируется эта продукция. И к чему это приводит – мы видим на примере рынка пивных напитков, которые представляют собой смесь красителей, ароматизаторов, этилового спирта и воды. Их производится огромное количество, причем подавляющая часть выпускается нелегально, и ПЭТ-тара помогает производить нелегальную продукцию. Поэтому пивовары, к сожалению, бьются за эту ПЭТ-тару, понимая, что они могут упустить возможность производить нелегальную продукцию.

— На Западе потребитель более разборчив, чем у нас. У нас и еду люди покупают без всякого разбора. Это недостаток нашей внутренней культуры. И, естественно, дельцы пользуются нашей неразборчивостью и доверчивостью. В Европе ПЭТ-тара составляет самое большее 4% — в Германии. К тому же она другая совершенно. Там пятислойный, трехслойный ПЭТ – он защищает от миграции ионов кислорода и углекислоты. Там дольше хранится пиво. Но там та же проблема – выделяется дибутилфталат, выделяется сурьма и другие фталаты, то есть она тоже опасна.

— Когда западные пивовары пришли к нам на рынок, они вообще даже не подозревали, что у нас тут можно выпускать пиво в ПЭТ в таких количествах. Их наше «Очаково» научило. Естественно, транснациональные корпорации подсчитали, им это показалось выгодно и интересно, и они запустили производство. Теперь они не хотят ни в коем случае от этого отказываться, постоянно договариваются с вице-премьерами, представителями Госдумы. Понятно, что у них есть аргументы, чтобы договориться, но на самом деле эту бы энергию, которую они тратят на лоббирование, могли бы использовать для внедрения действительно прогрессивной упаковки. Тот же самый Carlsberg имеет очень интересные разработки биоразлагаемой тары, они представили в прошлом году. Почему не внедряют у нас на рынке? Почему они нас травят?

— Достаточно много исследований было проведено, сотни образцов пивоваренной и алкогольной продукции исследовали «Ростест», «Алба-Тест», институты Северцова и Эммануэля, лаборатория «Кетон» и ряд других. Я сам лично в ассоциацию производителей полиэтилентерефталата отсылал результаты. Когда пивовары говорят, что не знают результатов этих исследований – это лукавство. У них на каждом крупном заводе установлено оборудование для проверки качества пива, в том числе газовый хроматограф, и они прекрасно могут сами проверить, правда ли это. Естественно, у них есть данные, и они знают, что дибутилфталат выделяется. Они понимают, что реально травят людей.

— Мы просили о том, чтобы социальную рекламу разместили, это обязанность СМИ — 5% времени или площади уделять социальной рекламе. То, что пивовары говорят, что меня не существует, или не существует организации – такое вот воздействие дибутилфталат оказывает. Он действительно влияет на центральную нервную систему, и кажется, что меня не существует, исследований не существует.

— В последние месяцы давление на меня возросло, идут хакерские атаки, публикации. Пивовары что-то такое в Федеральную антимонопольную службу написали, в Генпрокуратуру. Мы только за, на самом деле. С удовольствием я в Генпрокуратуру предоставлю все материалы, которые связаны с вредом пластика, и потребую, чтобы Генпрокуратура наказала, наконец, пивоваров за выпуск вредной и опасной продукции.

— Когда у нас очень многое решают деньги, сложно бороться, потому что мы вообще не юрлицо. Так можно, на самом деле. Любая общественная организация выбирает, быть или не быть юрлицом. Мы деньги не зарабатываем, поэтому нам сложнее договариваться, но мы апеллируем к справедливости, к правде и к тому, чтобы в интересах всей страны были приняты изменения в законодательство.

Смотреть видео

Расшифровка Profibeer