5 декабря День начала контрнаступления советских войск против немецко-фашистских войск в битве под Москвой (1941 год) (день воинской славы России)

42

Осенью 1941 года  почти вся  Европейская территория СССР была оккупирована немецкими войсками, и враг рвался к Москве, до которой оставались считанные километры. Ее потеря для нашей страны могла бы означать поражение в войне. Никогда еще наша страна не была в большей опасности.

Предыстория

После прихода Гитлера к власти в 1933 году в Германии установился жесткий тоталитарный режим с непререкаемым авторитетом немецкого вождя (фюрера). Вскоре он демонстративно разрывает все ограничения Версальского мирного договора, постепенно превращая Германию в грозную военную державу. К 1939 году Гитлеру удается провокациями и безнаказанным вводом войск, при полном попустительстве Англии и Франции, аннексировать Чехословакию, Австрию и земли демилитаризованной зоны. 1 сентября 1939 года Германия развязывает самую страшную войну за всю историю человечества, немецкие войска вторглись в Польшу.  К 1941 году Германия и ее союзники контролировали фактически весь европейский континент. Третий Рейх[1] требовал еще больше крови: на очереди был Советский Союз.

Карта Европы к лету 1941 году.

 В мае 1940 г. немецкое военное командование по личному приказанию Гитлера начало разработку плана вторжения в СССР, несмотря на заключенный между двумя странами союзный пакт Молотова-Рибентропа[2]. Уже 12 декабря того же года был разработан план «Барбаросса», который основывался на тактике «блицкрига», быстрой войны. Согласно плану советские войска должны были быть уничтожены посредством глубоких ударов танковых клиньев, которые должны были расколоть и окружить основные силы советской армии. Особое внимание уделялось взятию Москвы:

«Быстрое достижение Москвы. Захват этого города означает как с политической, так и с хозяйственной стороны решающий успех, не говоря уже о том, что русские лишаются важнейшего железнодорожного узла

Окончить войну предполагалось к  концу осени, то есть через 4-5 месяцев с выходом на линию Астрахань – Волга – Архангельск. На оккупированных территориях, согласно генеральному плану Ост[3] население с оккупированных территорий СССР предполагалось массово переселить в Западную Сибирь, а незначительную часть онемечить. Русских предполагалось полностью уничтожить. «Освободившиеся» территории должны были населить немецкие колонизаторы.

Карта плана Барбаросса.

Германские войска еще с начала весны 1941 года начали концентрироваться недалеко от границы СССР. В марте немцы собрали информацию о советских войсках, сконцентрированных в западных районах Советского Союза. Большую роль в этом сыграла группа Ровеля – эскадра высотных бомбардировщиков, переоборудованных для фотосъемки. Они летали на высоте более 10 километров, и были недосягаемы для советских истребителей. Также была организована мощная агентурная сеть из жителей западных областей, присоединенных к СССР в 1939-1940 гг. Благодаря разведке, перед наступлением немцы имели исчерпывающие данные о расположении, количестве и оснащении Красной Армии, что стало причиной особого успеха немецких операций в первые дни войны.

Немецкое командование умело использовало дезинформацию. Среди солдат, включая немецких, было распространено мнение, что германские войска, получив право прохода через СССР, вскоре отправятся на Ближний Восток, а дальше в Индию – основную колонию Великобритании. Вбрасывалась противоречивая информация о дате и о самой возможности немецкого нападения на СССР. Танки подошли непосредственно перед самим наступлением. О том, что Германия развяжет войну, стало известно лишь 21 июня, но времени, чтобы развернуть армию у советского командования уже не было.

Немецкие войска были разделены на три ударные группировки: группа армий «Север» должна была наступать на Ленинград, группа армий «Юг» на Киев и Донбасс. Наиболее многочисленной и оснащенной являлась группа армий «Центр», которая должна была двигаться в московском направлении. На южном и центральном направлении располагалось по одной танковой армии, а на центральном – две.

Начало войны

22 июня 1941 3:15 минут без объявления войны немецкие бомбардировщики пересекли границу и атаковали основные военные базы, аэродромы и порты Советского Союза. В считанные часы было уничтожено 1200 самолетов – половина авиафлота СССР. Узнав об этом, генерал авиации Копец застрелился.  А в 4 часа утра немцы начали массированную артподготовку из всех орудий по советским приграничным  укреплениям. Сразу после нее в наступление перешли основные силы Вермахта.

Несмотря на упорное сопротивление советских войск, немцы танковыми прорывами быстро продвинулись на сотни километров вперед, создав сразу несколько крупных «котлов»[4]. Лишь под Смоленском ценой огромных усилий и жертв удалось почти на 2 месяца сдержать противника.

После взятия Смоленска в конце августа, несмотря на возражения Х.В. Гудериана[5], основные ударные силы танковые армии были направлены на Южный и Северный фронт: 2-ая танковая армия Гота была направлена в помощь группе армий «Север» для прорыва к Ленинграду, а 3-ья Гудериана – для блокирования советских войск под Киевом, что привело к замыканию самого крупного за всю историю войн котла – Киевского.

Движение немцев на Москву продолжилось лишь 30 сентября. Дальнейшая серия сражений, операций и других боевых действий на московском направлении между силами Третьего Рейха и советскими войсками получило название Битвы за Москву.

На Московском направлении были сконцентрированы основные силы нацистов: почти 2 миллиона человек(44% всего личного состава), половина всей авиации, 14 тысяч орудий и минометов- около трети от общего количества. Здесь же были развернуты и основные танковые силы, порядка 1700 или 75 % от общего количества: вернулись 2-ая и 3-я танковые группы, а для усиления с Ленинградского фронта была скрытно переправлена 4-ая танковая группировка Э. Гёпнера.  Командовал войсками группы армий «Центр» маршал Ф. фон Бок. Путь на Москву немцам преграждали три фронта: Западный фронт под командованием И.С. Конева, южнее – Брянский под командованием генерала-полковника А. И. Еременко. Резервный фронт под командованием С.М. Будённого располагался во втором эшелоне и прикрывал Западный и Брянский фронты. Общая численностью советских войск была 1 250 000 человек, они сильно уступали немцам в численности и технике, при этом большая часть танков имевшихся у советских войск была старых моделей. Сами части были недостаточно укомплектованными и слабо обученными. За месяц отсутствия наступательных операций Вермахта, войска трех фронтов сами пытались перейти в наступление. Приказ о подготовки к обороне был отдан лишь 27 сентября, и достаточно укрепить свои позиции советский войска не успели.

Немецким командованием была разработана операция под кодовым названием «Тайфун». Замысел операции был предельно прост: мощными ударами крупных механизированных группировок окружить основные силы войск Красной Армии, прикрывавших столицу, и уничтожить их в районах Брянска и Вязьмы, а затем стремительно обойти Москву с севера и юга с целью ее захвата. Уже после начала операции Гитлер говорил: «Город должен быть окружен так, чтобы ни один русский солдат, ни один житель — будь то мужчина, женщина или ребенок, — не мог его покинуть. Всякую попытку выхода подавлять силой. Произвести необходимые приготовления, чтобы Москва и ее окрестности с помощью огромных сооружений были затоплены водой. Там, где стоит сегодня Москва, должно возникнуть огромное море, которое навсегда скроет от цивилизованного мира столицу русского народа».

Карта плана «Тайфун»

Брянский и Вяземские котлы

30 сентября на два дня раньше основных сил 2-ая танковая группа Гудериана устремилась в наступление, ударив по левому флангу Брянского фронта, но гораздо южнее, чем предполагал командующий фронта генерал-полковник Андрей Еременко. Уже через три дня танки 2-ой танковой группы вышли в тыл войскам Еременко, и двинулись через Орёл к Туле. Задачей Гудериана было охватить Москву с Юга.

Орловско-Брянская наступательная операция немецких войск.

2 октября началось наступление и основных немецких сил. Противник ввел в заблуждение советское командование относительно главного удара, главные оборонительные силы были сконцентрированы на дороге Смоленск – Вязьма, однако танковые группы Гота и Гепнера, ударили севернее и южнее соответственно. Авиацией был нанесен удар по штабу Западного фронта, что привело к проблемам со связью и частично потере управления. Создав необходимое численное преимущество на местах главных ударов, немцы легко пробили недостаточно укрепленные позиции советских войск, а к 5 октября – замкнули Вяземский котел. В окружении вместе с Брянским котлом оказалось более 600 тысяч человек.

Вяземская наступательная операция немецких войск

 

Однако советские войска даже в окружении продолжали мужественно сражаться, сковывая основные силы немцев, не давая им пробиваться в сторону столицы. На Москву наступало лишь несколько дивизий, а войска Брянского фронта, несмотря на ранение  Еременко, смогли к 23 октября со значительными потерями пробиться из окружения. Они 17 дней сдерживали немцев, дав советскому командованию укрепить район Тулы. Из Вяземского котла удалось выбраться с большими потерями, однако под руководством генерал-лейтенанта Лукина, советские войска стойко сражались, на их разгром немцам пришлось сконцентрировать 24 дивизии.  Последствия поражения были крайне тяжелыми: лишь в плен по немецким данным попало более 660 тысяч человек, не говоря об остальных потерях. Москва оказалась фактически беззащитна, немцы уже находились на подступах к столице, но сил на ее защиту не имелось.

 

На краю пропасти

На Юге к Туле рвались танки Гудериана. На этом направлении формировался 1-й гвардейский стрелковый корпус Лелюшенко, однако подход частей и подкреплений мог быть осуществлен только 4-6 октября. Но уже 3 октября несколько танковых дивизий, руководимых лично Хайнсом Гударианом, ворвались в Орёл. До штаба формируемого корпуса в Мценске было меньше 50 км (около дня пути). При взятии Мценска открывалась Тула, а за ней и Москва. Благодаря оперативным действиям на тяжелых бомбардировщиках, несмотря на яростный огонь с земли и большое количество неприятельских истребителей в воздухе, на аэродромы под Орлом прибыли советские десантники. Их было всего около 1500 человек, но они на 19 часов смогли сдержать прорывающиеся танки противника. К вечеру подоспела свежая, сформированная под Сталинградом, 4-ая танковая бригада полковника М.Е. Катукова с новыми танками Т-34 и КВ-1, которые по своим параметрам превосходили танки противника. Даже сам Гудериан отмечал:

«Впервые проявилось в резкой форме превосходство русских танков Т-34. Дивизия понесла значительные потери. Намеченное быстрое наступление на Тулу пришлось пока отложить»

Здесь же под Мценском Катуков применил свою знаменитую тактику танковых засад. Замаскированные танки по двум сторонам шоссе хладнокровно ждали, пока немецкая бронированная колонна подойдет на 200-300 метров, и из засад открывали огонь по головной и замыкающей машинам противника. Создавая затор, советские танкисты расстреливали обездвиженного противника.

Несмотря на численное преимущество противника и личное командование одного из талантливейших генералов Вермахта Гудериана, силы Лелюшенко и танковые бригады смогли остановить наступление немцев. А попытка обходного маневра, предпринятая немецким командованием, была остановлена контратакой ударной части 4-ой таковой бригады Катукова. В итоге, наступление на Тулу было отложено до 25 октября, тем самым было выиграно время для укрепления города, приготовления к осаде.

Советское командование не могло допустить, чтобы в руки немцев попал этот важный стратегический узел, позволявший немцам легко выйти к Москве. На трассу Орел – Тула, в район города Мценска были выдвинуты еще 1-ый гвардейский стрелковый корпус из личного резерва ставки.

Севернее некоторые немецкие части продолжили наступление на Москву, в том числе 2-ая танковая дивизия «Дас Райх»[6], являвшаяся элитой германских танковых и моторизированных войск. На ее пути стоял лишь отряд десантников-диверсантов в 430 человек, вооруженных лишь ружьями и бутылками с зажигательной смесью. На реке Угре он сумел остановить продвижение авангарда противника.

По боевой тревоге были подняты курсанты двух подольских училищ Артиллерийского и Пехотного. Их срочно отослали под Малоярославец для сдерживания передовых сил немцев. Это был первые бои для юных курсантов, но они две недели сдерживали в разы превосходящего противника и танки. Из 3500 человек в живых осталось лишь 300..

В этот критический момент Сталин вызвал из Ленинграда Г.К. Жукова и 10 октября назначил его командующим Западным фронтом. Фронт составляли уцелевшие части, не попавшие в Вяземский котел. 21 октября Жуков стал ответственным за оборону столицы.

Советские войска отступили на Можайскую линию обороны, последний оборонительный рубеж на подступах к Москве. Можайская линия состояла из трех оборонительных полос: главной и двух тыловых. Передовая полоса находилась примерно на расстоянии 120-150 км от Москвы и шла от Московского моря (Ивансковское водохранилище) до Калуги. Состояла она из заграждений, ДЗОТов, ДОТов, Эскарпов, Контэскарпов, Лесных завалов. Строить ее начали еще в июле 1941 года, но к середине октября оборонительные сооружения были завершены лишь на 50%. Однако линия все же представляла нелегкое препятствие для противника. Оборонялись сумевшие отступить армии Западного и Резервного фронтов. Их общая численность едва достигала 90 тысяч человек, что не позволяло организовать оборону на всей линии, поэтому войска расположились лишь на основных дорогах и направлениях, ведущих к Москве. Немецкие войска всюду имели как численное, так и техническое превосходство. Лишь мужество, бесконечная преданность Родине каждого воина, опыт и находчивость полевых командиров позволили на время сдержать наступление противника. Каждый день, каждый час, выигранный в этих сражениях, позволял подвести к столице новые резервы из глубины страны и с других участков фронта.

Основной удар немцы нанесли в сторону Можайска, куда немцы бросили 4 полностью укомплектованные дивизии, включая «Дас Райх». Особо ожесточенные бои проходили на Бородинском поле, на котором за 130 лет до этого русская армия сражалась с Наполеоном. Здесь 32-ая стрелковая дивизия  под командованием Полосухина 6 дней отбивала многочисленные немецкие атаки, нанося им существенные потери. За пять дней немцы продвинулись лишь на пару сотен метров, которые дались им огромной ценой. Лишь после взятия Можайска дивизия Полосухина отступила.

Невероятными усилиями к 20-м числам октября все же удалось остановить наступающего врага на реках Протва и Нара, на второй полосе Можайской линии обороны. На Юге танки Гудериана столкнулись с упорством защитников Тулы. Наступление на северо-западе от Москвы с взятием Калинина (Тверь) к концу октября также остановилось. Совершить быстрый обхват столицы с севера немцам не удалось, несмотря на то, что там сконцентрировалось более 20% наступающих войск группы армий «Центр». Из советских частей, расположенных возле города, был создан Калининский фронт под командованием маршала Конева, который сдерживал значительные силы противника на Севере от Москвы.

Первое и наиболее рьяное наступление врага было приостановлено, оно выдохлось. В конце октября начались непрерывные проливные дожди, превратившие дороги в непролазные грязевые топи, где застревали даже танки. Для продолжения наступления нацистским войскам помимо отдыха, требовалось восстановление потерь, свежие подкрепления и провизия. Но «Генерал грязь», как называли немцы распутицу, сильно осложняли деятельность системы снабжения. Однако нельзя преувеличивать значение этого фактора, ведь и немцам и советским войскам приходилось пользоваться одинаковыми дорогами. В это время к Москве перебрасывались значительные силы для ее защиты. Было отменено контрнаступление под Ленинградом, в котором уже начинался голод, – высвободившиеся силы были переброшены к столице. После советско-японских конфликтов на озере Хасан и Ханкин Гол в 1938-39гг. на Дальнем Востоке находилась значительна группировка, насчитывающая более 1.5 млн. человек. Восточные части были прекрасно обучены  и вооружены, и находились в постоянной боевой готовности. 14 сентября советский разведчик в Японии Рихард Зорге[7] передал шифровку с таким текстом:

«По данным источника Инвеста, японское правительство решило в текущем году не выступать против СССР, однако вооруженные силы будут оставлены в МЧГ[8] на случай выступления весной будущего года в случае поражения СССР к тому времени».

Рихард Зорге. Великий советский разведчик. Уже в октябре 1941 года он будет арестован японской контрразведкой и через некоторое время приговорен к смерти.

Однако вплоть до поражения под Вязьмой и Брянском советское руководство не решалось сильно ослаблять восточную границу, так как Сталин не сильно доверял Зорге, да и японцы часто совершали весьма неожиданные удары. Однако, для спасения столицы необходимы были свежие силы способные переломить ход битвы. Японское командование все же не решалось развязывать с Советским Союзом войну до взятия немцами Москвы, несмотря на уверения Германии в скорой победе над «Россией». Хотя на Западном фронте были жизненно необходимы подкрепления, советское командование не стало совсем ослаблять группировку на восточной границе. Основу войск, вставших на защиту столицы, составляли вновь сформированные дивизии и бригады.

После взятия Калинина и наступлений под Можайском, из Москвы постепенно начали эвакуироваться иностранные посольства, государственные учреждения, а 16 октября перестали работать заводы, общественный транспорт, были заминированы метрополитен и основные здания столицы. Усилились налеты немецкой авиации. В городе активизировались провокаторы. Допустить паники в столице было нельзя. 17 октября, по радио выступил уважаемый в столице партийный деятель, Александр Сергеевич Щербаков. Он уверил жителей, что Москву не сдадут. Вскоре возобновили работу предприятия и общественный транспорт. Для придания большей уверенности москвичам в городе были развешаны афиши с анонсами предстоящих концертов и выступлений.

20 октября Москву перевели на осадное положение, ведь враг уже вплотную подходил к столице. По всему городу создавались укрепления,  пулеметные и артиллерийские точки,  в темное время суток было запрещено зажигать свет, чтобы не привлечь внимания бомбардировщиков противника, а над всем городом парили огромные дирижабли. Сами москвичи старались во всем помочь фронту: ими строились укрепления вокруг города, создавались лесные завалы; в самом городе производили оружие и боеприпасы; огромные суммы собирались людьми в фонд пожертвований на нужды фронта; создавалось народное ополчение. Жители знали, что враг опасен и он совсем близко, но это не ввергало их в панику, а лишь уверяло в том, что в этот трудный час задача каждого, приложить все возможные усилия ради общего дела, для защиты столицы и для победы над врагом.

 

Московский парад

К началу ноября ситуация на фронте начала несколько выравниваться, была создана мощная система обороны на всех подступах к Москве, однако об успехе говорить еще было рано. Для поднятия боевого духа жителей столицы и ее защитников был проведен военный парад 7 ноября на Красной площади  в честь годовщины Великой Октябрьской Революции.

Линия фронта проходила всего в нескольких десятках километров от столицы.  И.Сталин лично отдал распоряжение о подготовке парада в условия абсолютной секретности. Секретность была необходима – часть техники и солдат для проведения парада снималась непосредственно с фронта, тем самым ослабляя некоторые его участки. Массированные бомбардировки Москвы немецкой авиацией приносили больше потерь Люфтваффе[9], чем городу. Однако, если бы германское командование узнало о проведении парада на Красной площади, оно непременно бросило бы все находившиеся в распоряжении бомбардировщики, ведь смотреть парад должно было все высшее руководство СССР вместе со Сталиным.

Для того чтобы не допустить прорыв врага советское командование решило завязать бои сразу на нескольких участках фронта. А для защиты Москвы от авианалетов было переброшено несколько эскадрилий истребителей, около 550 самолетов. Вплоть до позднего вечера 6 ноября даже командирам задействованных частей не сообщали о том, что их солдаты участвуют в параде. Тем не менее, еще с середины октября они занимались строевой подготовкой якобы для военного смотра, который должны были провести в середине ноября. Артиллерия для парада была снята прямо с огневых позиций, также с фронта были переправлены стрелковые дивизии.

Уже ночью 7 ноября парад был перенесен на 2 часа раньше: на 8 утра вместо обычных 10. Приглашения на парад для журналистов, иностранных гостей и жителей столицы развозили за несколько часов до самого парада.

За день до парада метеорологи прогнозировали на 7 ноября  высокую облачность и сильный снегопад, что фактически исключило возможность авиаудара противника. Были расчехлены и зажжены красные звезды, установленные на кремлевских башнях.

Снежным морозным утром 7 ноября ровно в 8 утра начался парад. Командовал им генерал Павел Артемьев, командующий Московского военного округа, а принимал маршал Семен Буденный. Однако вместо принимающего парада слово держал лично И.В. Сталин. В городе многие думали, что он уже давно был эвакуирован из города. Чтобы развеять эти слухи и продемонстрировать свою уверенность в том, что Москва не будет сдана врагу, первый секретарь партии лично выступил на Красной площади. В 8:10 минут все радиоприемники страны передавали речь Сталина, которые услышали даже в самых удаленных уголках Советского Союза. Завершалась она такими словами:

«Вы ведёте войну освободительную, справедливую. Пусть в этой войне вдохновляет вас мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас непобедимое знамя великого Ленина! За полный разгром немецких захватчиков! Смерть немецким оккупантам! Да здравствует наша славная Родина! Ее свобода! Ее независимость! Под знаменем Ленина вперед на битву!»

Парадом прошли курсанты, бойцы стрелковых дивизий, конница, артиллерия и новые танки, привезенные из Сибири и Архангельска. Войска, прошедшие парадом по Красной Площади, отправились прямо на фронт, с уверенностью в своей победе, которую они передали своим товарищам.

Проведение парада на Красной площади в эти страшные ноябрьские дни имело огромное значение. Несмотря на все опасности, парад показал всему миру и, в первую очередь, Германии, что Москва не сломлена, а советская армия не уничтожена в полях Ржевом, Вязьмой и Киевом, а жива, готова сражаться за свободу своей Родины. Был развеян миф о бегстве Сталина и высшего руководство из столицы, а его речь придала невероятный энтузиазм, как жителям города, так и солдатам на фронте.

Считается, что Гитлер также нечаянно наткнулся на речь Сталина, крутя свой радиоприемник, и пришел в настоящее бешенство, осознав, что происходит в Москве. Он связался с первым попавшимся командующим авиационной части, приказав начать бомбардировку Красной площади. В этот день московскими зенитчиками и корпусом истребителей было уничтожено около 40 немецких самолетов. Силы ПВО исполнили свое обещание, не дав ни одному бомбардировщику противника хотя бы приблизиться к месту проведения парада.

Второй этап наступательной операции немцев в битве за Москву

К середине ноября земля достаточно промерзла, что дало возможность немцам продолжить наступление на Москву. Их танки могли двигаться вне дорог. Однако и оборона советских войск к этому периоду была значительно усилена, увеличилось количество укреплений. К Москве подошли свежие части из Сибири и Дальнего Востока, с районов Крайнего Севера. Советское командование на этот раз угадало основные направления наступления противника и постаралось особо укрепить данные участки.

Немецкие войска получили хоть и незначительные, но подкрепления, солдаты Вермахта отдохнули и верили, что осталось сделать последнее решающее усилие и Советский Союз рухнет под силой и напором солдат Великой Германии. На местах основных ударов немцы численно в несколько раз превосходили советские войска. Наступали гитлеровцы с особым остервенением, ведь зимовка на фронте совершенно не входила в их планы, обмундирование их армии было не рассчитано на русские морозы.

План у немцев оставался тот же: окружить Москву с помощью мощных фланговых ударов. Немцы перебросили на Северо-Запад от Москвы в район Пушкино и Волоколамска 3-ю и 4-ую танковые группировки Гота и Гепнера и несколько моторизированных  и пехотных корпусов. Им предстояло продолжить наступление на восток установить контроль над Истринским водохранилищем, Клином, Красной Поляной, Каналом им. Москвы и наступать далее. Гудериан продолжал руководить наступлением на юге, на Тулу и Коломну, без которых наступление на столицу СССР с юга было невозможным. 16 ноября немцы начали второй этап наступления.

Танковые армии немцев ударили в сторону Клина и Истры. Двум танковым и двум пехотным дивизиям германской армии удалось прорвать советскую оборону в клинском направлении и ценой огромных потерь за 5 дней они продвинулись на 25 км. После 20 числа, когда было переброшено еще два корпуса, нацистские войска смогли прорваться к Клину, который обороняла с особой стойкостью 16-ая армия генерала Рокоссовского. Немцы оттеснили защитников в черту города, где бой шел за каждый дом. Другая часть немецких войск северной группировки пыталась прорваться по Волоколамскому шоссе к Истре, однако путь защищали пять танковых бригад, включая 1 гвардейскую бригаду Катукова. Ввиду численного превосходства противника в личном составе и в технике, советские танкисты использовали тактику танковых засад, что позволило наносить противнику существенный урон, сдерживать его натиск и отступать с минимальными потерями. Лишь 23 ноября немцы вступили в Истру. 24 ноября части Рокоссовского вышли из Клина, чтобы не попасть в окружение. Советские войска также были вынуждены отдать противнику и Солнечногорск, отойдя на новые рубежи обороны, еще ближе к Москве. До столицы оставались считанные километры, поэтому советские солдаты стояли стеной на каждом участке.

Механизированные группы 3-ей и 4-ой армии Вермахта лишь усилили натиск после взятия Истры и Солнечногорска, они вышли к Яхроме и Красной Поляне. Именно через Красную Поляну, находившуюся всего в 27 км от столицы, шел наикратчайший путь к Москве. Первый раз немцы взяли поселок еще 24 ноября, туда даже успели привести 300 мм орудия, дальность стрельбы которых позволяла открыть огонь даже по Кремлю. Однако, узнав о привезенной дальнобойной артиллерии, Сталин лично приказал Рокоссовскому отбить Красную Поляну у противника. Были задействованы все силы и резервы, находившиеся поблизости.  Бой за поселок шел безостановочно почти целый день. Лишь под вечер советские солдаты вошли в Красную поляну. Там они получили множество трофеев от отступившего противника, в том числе и дальнобойные орудия.

Северо-восточнее немецкие войска, заняв Яхрому, смогли выйти к каналу Москва-Волга.  Однако советские войска после своего отхода взорвали водоспуски водохранилищ канала, из-за чего образовался водяной поток, который помешал немцам переправиться.

На юге, несмотря на явное численное и техническое превосходство, войска Гудериана так и не смогли взять Тулу. Потому он приказал обойти Тулу с восточной стороны, но попытки замкнуть кольцо вокруг города и взять Серпухов были безуспешны. А после 3-дневных боев под Каширой немецкий танковый корпус был отбит на исходные позиции отважным рейдом конницы генерала Белова, которая в зависимости от ситуации сражалась как в пешем, так и в конном строю. К концу ноября наступательные действия противника на юге прекратились.

На Севере у немцев осталось также немного сил для продолжения операции «Тайфун». Наконец, 29 ноября гитлеровцы смогли захватить мост через канал им. Москвы и переправиться. Но этот прорыв был ликвидирован подошедшей   1-й ударной армией генерала Кузнецова, хотя та еще не была до конца сформирована. Немцы были вновь отброшены на другой берег. 1 декабря немцы смогли вновь взять Красную Поляну и несколько близлежащих поселков. 2 декабря один из находившихся там немецких офицеров писал, что из подзорной трубы можно наблюдать за жизнью в столице. Это был офицер 2-ой танковой дивизии, которой уже привезли мундиры для тожественного прохода по Красной площади. Завязались ожесточенные бои, но это был последний успех немецких войск. Ближе всего к столице пробились мотоциклисты Гепнера, которым удалось доехать до Химок, но их отряд был полностью уничтожен. У немцев не осталось резервов, солдаты были истощены непрекращающимися боями и холодом, их моральный дух упал. План «Тайфун» был провален.

В тоже время советские войска сохранили основные силы, также новые резервы прошли обучение, получили технику и пополнили войска. Немецкие части группы армий «Центр» были сильно растянуты и ослаблены. Нужно было лишь выбрать момент для ответного удара.

 

Контрнаступление под Москвой

К начале декабря у столицы были уже сконцентрированы силы, достаточные для перехода в контрнаступление. К 30 ноября Верховным командованием был подготовлен основной план контрнаступления, который был одобрен лично Сталиным.

В результате немецкого наступления, которое имело целью окружить Москву, на юге и на севере от города образовались крупные выступы, где сконцентрировались ударные силы Вермахта. Это позволяло советским армиям вести наступления на эти группировки одновременно с фронта и флангов, а части Гудериана вообще оказались под угрозой окружения. При этом одновременно с Калинским и Западным фронтом, в наступление должны были перейти правое крыло Юго-Западного и левое крыло Северо-Западного фронтов, содействуя общей контратаке на Московском направлении. Остальным частям Западного фронта отводилось наступление на центральном участке, чтобы сковать силы немцев и не дать им перебросить соединения на участки прорывов Красной Армии.

Под Москвой было сконцентрировано порядка  1 100 тыс. советских солдат и офицеров, 7652 орудия и миномета, 415 установок реактивной артиллерии, 774 танка (в том числе 222 тяжелых и средних) и 1000 самолетов. В немецкой группе армий «Центр» было 1 708 тыс. человек, около 13 500 орудий и минометов, 1170 танков и 615 самолетов. Однако, советскому командованию удалось компенсировать недостаток в численности за счет удачного выбора момента перехода в контрнаступление, когда противник остановился, но еще не успел перейти к обороне и построить оборонительные позиции, а также за счет внезапности. Немецкие командующие просто не верили в возможность перехода советской армии в наступление, после столь значительных потерь в последние месяцы войны. За день до наступления командующий группы армий «Центр» фон Бок заявлял о полном истощении сил защитников Москвы. Но и немцы были измотаны, а коммуникации слишком растянуты.

Советские войска не обладали достаточной численностью и оснащенностью техникой, чтобы единым ударом окружить и уничтожить противника, потому при контрнаступлении советских войск проводились операции по освобождению занятых гитлеровцами территорий и созданных укрепрайонов. Однако это было общее контрнаступление, которое было проведено практически одновременно на всем протяжении фронта от Калинина до Ельца.

 

                                            Калининская наступательная операция

29-ая и 31-ая армии Калинского фронта имели выгодное стратегическое положения, находясь во фланге основных войск северной наступательной группировки группы армий «Центр», именно поэтому они начинали общее контрнаступление под Москвой. Не дав противнику достаточной паузы для восстановления сил и создания укреплений, левое крыло Калининского фронта после крупномасштабной артподготовки, 5 декабря перешло в  наступление. Так началась Калининская операция.  В ее задачи входило уничтожение 9 армии Вермахта, располагавшейся в районе Калинина, взятие города, а затем  содействие в разгроме клинско-солнечногорской группировки врага войсками Западного фронта, начинавшего наступление на следующий день.

29-ая под командованием И.И.Масленникова уже в первый день, перейдя Волгу, вклинилась в оборону противника западнее Калинина. 31-ая армия В.А.Юшкевича после упорных трехдневных боев прорвалась южнее города, перерезав все коммуникации гитлеровцев.  Из-за опасности окружения немцы начали отступление. Оккупантам, находившимся в Калинине, было предложено сдаться, однако они ответили на ультиматум отказом. После упорного штурма 16 декабря, советские войска взяли город.

Фронту было приказано энергично преследовать Клинскую группировку противника, попытаться обойти ее с флангов и окружить. В помощь обескровленным 29-ой и 31-ой армиям были выделена 30 армия и 39-ая армия из ставки Верховного Главнокомандования. 1 января 1942 года войска Калининского фронта овладели Старицей, а к 7 января вышли Волге в районах Ржев, Зубцов, Городище.

                       

Клинско-Солнечногорская наступательная операция

Правое крыло западного фронта 6 декабря начало наступление на Клинско-Солнечногорском направлении. В задачи этой операции входило уничтожение основных наступательных сил немцев на северном участке и, прежде всего, 3-ей и 4-ой танковых армий. В Клинско-Солнечногорской операции приняли участие 30-ая армия Калининского фронта под командованием генерал-майора Д.Д.Лелюшенко, которая наступала с севера, и три армии восточного крыла Западного фронта: 1-ая ударная В. И. Кузнецова, 20-ая генерал-майора А. А. Власова и 16-ая армия генерал-лейтенанта К. К. Рокоссовского.

За первые четыре дня наступления, начавшегося 6 декабря 1941 года, советские войска пробились на 30 -40 километров. На участке 20-ой и 16 армий немцы начали отступление лишь 9 декабря. Немцы пытались укрепиться вдоль ленинградского шоссе и нанесли несколько мощных контрударов, но их смогли отбить советские войска и вновь перейти в наступление. 12 декабря был освобожден Клин. Однако серьезной преградой для дальнейшего наступления на Истру для 16-ой армии стал взрыв немцами плотины на Истринском  водохранилище: лёд опустился на несколько метров и у западного берега был покрыт слоем воды в 35-40 см. Это препятствие на некоторое время остановило продвижение советских войск. Однако К.К. Рокоссовский выделил из своих сил 2 подвижные танковые группировки: северную возглавил генерал Ф.Т. Ремезов, а южную – М.Е. Катуков. 11 декабря в наступление перешла и 5-ая армия Говорова. Командующий Западного фронта, Г.К.Жуков выделил третью подвижную группу, состоящую из 2-ого гвардейского кавалерийского корпуса Доватора и нескольких танковых батальонов.

Для развития наступления на правом крыле Западного фронта применение подвижных групп имело важнейшее значение. Используя свои маневренные возможности, они наносили неожиданные и мощные удары по флангам противника, даже выходили в его тылы. Особенно впечатляющих результатов на этом этапе контрнаступления добилась подвижная группа Л.М. Доватора, которая совершала дерзкие рейды по тылам истринской группировки, нанося ей тяжелые потери. К 15 декабря группы Ремезова и Катукова обошли с двух сторон Истринское водохранилище. Немецкая оборона на Клинско-истринском участке была полностью прорвана, что вынудило германское командование отдать приказ о быстром отступлении в западном направлении. 20 декабря был освобожден Волоколамск. К 25 декабря войска правого крыла Западного фронта вышли к рубежу Лама и Руза, пробить который с ходу они не смогли. Бои приняли здесь затяжной характер.

В результате Клинско-Солнечногорской и Калининской операций и противник был отброшен на самом опасном участке на 100-120 километров. Были освобождены десятки городов и сотни сел. Благодаря этому было полностью восстановлено сообщение между Москвой и городами на Северо-Западном направлении, в первую очередь, с Калининым. Была установлена прямая связь между Западным, Северо-западным и Калининским фронтами. Немецкие части понесли огромные потери, были разгромлены основные силы 9-ой армии Штрауса, 3-ей и 4-ой танковых групп фон Гота и Гёпнера. В результате длительных боев при отсутствии нормальной зимней формы многие солдаты Вермахта получили сильнейшие обморожения, а немецкие лазареты были заполнены раненными и больными. Из-за потери складов и отсутствия топлива часть техники немецкие солдаты просто бросали. 

 

Тульская и Калужская наступательные операции.

На Южном направлении советское наступление также развивалось достаточно динамично. Чтобы устранить опасность для Тулы и Москвы с юга, необходимо было разбить 8-ю армию Фон Клюге и 2-ю танковую группу Хейнца Гудериана. Войска левого крыла Западного фронта включали 49-ю и 50-ю армии,1-й гвардейский кавалерийский корпус генерала П.А. Белова. Они были усилены свежей 10-ой армией Голикова.

Расположение танковой группы Гудериана находилось в крупном выступе южнее Тулы, что позволяло ударить по его войскам сразу с нескольких сторон.  Этим воспользовалось советское командование, которое рассчитывало сходящимися ударами 10-ой армии, кавалерией генерала Белова, частями 49-ой и 50-ой армии расчленить силы 2-ой танковой группы и в дальнейшем полностью ее уничтожить.

Тульская операция началась 6 декабря. 10-ая армия Голикова выдвинулась непосредственно из тыловых территорий, и потому ее удар был совершенно неожиданным для немцев, которые имели на востоке совсем небольшую группировку. Используя благоприятную ситуацию, соединения 10-й армии под командованием генерала Ф.И. Голикова с ходу выбили противника из Михайлова, и за 7 декабря продвинулись почти на 30 км в глубину расположения противника. В тоже время кавалерия Белова прорвала оборону противника с севера и к 9 декабря заняла город Венев. 8 декабря ударные группы 49-ой и 50-ой армий также перешли в наступление. Перед советским командованием открылась перспектива не только расчленить, но и окружить восточнее Тулы часть сил танковой группы Гудериана. Однако из-за высокого снежного покрова и отсутствия большого количества техники 49-ая и 50-ая армии передвигались медленно, а успешная оборона немцев 9 декабря на западных берегах р. Шат и р. Дон смогла замедлить наступление 10-ой армии. Только это позволило большей части сил 2-ой танковой группы вырваться из мешка и отойти к позициям на реке Упа, хотя и с потерей значительной части техники. 11 декабря был освобожден Сталиногорск, а через несколько дней Ясная Поляна и важный опорный пункт – станция Узловая. К 16  декабря угроза Москве с Юга была снята, а советские войска заставили немцев отступить из-под Тулы. Однако Г.К. Жуков приказал продолжать наступление войск и освободить Калугу.

20 декабря подвижная группа, выделенная из 50-ой армии, незаметно подошла к городу и начала штурм. После упорных 10-дневных боев город был освобожден. 24 декабря из сил левого крыла Западного фронта был воссоздан Брянский фронт, который продолжил наступление. 28 декабря Беловым был взят Козельск. Кавалерия генерала Белова смогла своими рейдами дезорганизовать оборону противника, позволив 10-ой армии продолжить продвижение и 31 декабря взять Белев и Сухиничи. К 8 января силы 10-ой армии смогли прорваться к железной дороге Вязьма-Брянск. Здесь армия Голикова была остановлена успевшим укрепиться противником.

 

Нарофоминско-Боровская операция

Последними начали контрнаступление войска, действовавшие в центре Западного фронта. Условия здесь для этого оказались самыми неблагоприятными в сравнении с ситуацией на флангах Западного фронта. Немецкие войска опирались на заранее подготовленный оборонительный рубеж, который сооружался в течение двух месяцев. К середине декабря это были вполне оборудованные опорные пункты с окопами, блиндажами и ходами сообщения. Имелись минные поля, противотанковые и противопехотные заграждения. Да и 4-ая немецкая армия, оборонявшая рубеж, почти не вела в последние полтора месяцы боевых действий, и потому фактически не имела потерь.

16 декабря после активной артподготовки 33-я армия генерала М.Г. Ефремова начала наступление под Наро-фоминском. Однако, несмотря на затяжные бои и большие потери, до 22 декабря советским войскам не удалось существенно продвинуться. Лишь после успешного наступления левого крыла западного фронта в немецкой обороне образовалась серьезная брешь, куда и устремилась 49-ая армия Захаркина. К исходу 22 декабря она, продвинувшись на 52 км, создала угрозу охвата 4-й немецкой армии с юга. Гитлеровцы отошли к Калуге из-за опасности попасть в окружение.

Начавшийся отход немецких войск позволил генералу армии Г.К. Жукову отдать приказ генералу Ефремову усилить нажим на врага. Бои за Наро-Фоминск разгорелись с новой силой. Преодолевая ожесточенное противодействие противника части 222-й стрелковой дивизии полковника Ф.А. Боброва охватили город с севера, а силы 1-ой гвардейской мотострелковой дивизии полковника С.И. Иовлева — с юго-запада. 26 декабря Наро-Фоминск был взят. В тот же день Жуков отдал приказ о преследовании врага на можайском и малоярославецком направлениях. 28 декабря было освобождено Балабаново,  2 января — Малоярославец, а 4 января – Боровск.

 

Ржевско-Вяземская операция

Советское командование решило не прекращать наступление и, не дав ни своим войскам, ни войскам противника времени на отдых и перегруппировку, уже 8 января начало широкомасштабную Ржевско-Вяземскую операцию, в рамках общего наступления советских войск на всех фронтах. Ее цель была предельно проста. Войска правого крыла Калининского фронта из района северо-западнее Ржева должны были нанести удар на Сычёвку, Вязьму, а войск левого крыла Западного фронта из района Калуги – в направлении Юхнов, Вязьма. Одновременно с этим должны были начать наступление остальные части Западного фронта. Группировку противника планировалось окружить, расчленить и уничтожить в районах Ржев, Вязьма, Юхнов, Гжатск.

8 января 39-ая армия Калининского фронта прорвала оборону противника и устремилась в сторону Сычевки и Новодугино. 22-ая армия начала обхватывающий удар с Северо-Запада, заняла Селижарово, 9 января переправилась на другой берег Волги и вскоре вступила в бои за город Белый. Конев ввел в место прорыва 29-ую армию генерала Шмецова и 11-й  кавалерийский корпус полковника Соколова. Наступление проходило достаточно удачно и к концу января войскам Калининского фронта удалось выйти к окраинам Смоленска, глубоко охватив группу армий «Центр» с запада и прервав многие ее коммуникации.

10 января начал наступление Западный фронт, а к 22 января 33-я армия Ефремова смогла прорвать фронт и через несколько дней выйти на рубеж 6-7 км западнее Вязьмы. Группа генерала Белова прорвала фронт южнее, пересекла Варшавское шоссе и устремилась к городу с юга. Западнее Вязьмы 26 января был выброшен 3-тысячный десант, а 11-й кавалерийский корпус стремился к Вязьме с севера. Однако, немцы ожесточенно оборонялись.  Потеря Вязьмы означала бы раскол группы армий «Центра». Командование Вермахта стягивало резервы, в этот критический момент начали прибывать свежие силы из Европы. Общее наступление советских войск на Вязьму 26 января успеха не имело.

В начале февраля немцы смогли подтянуть основные резервы и отбить атаки советских войск. 23 января противник севернее Вязьмы нанес удары по сильно растянутым позициям  советских войск. В итоге  39–ая армия Масленникова, 29-ая армия Швецова и 11-й кавалерийский корпус оказались в изоляции. 3 февраля немцы ударили по месту основного прорыва советских войск юго-восточнее Вязьмы, в районе Юхнова и восстановили оборону на реке Угре. А 33–я армия Ефремова и кавалерийский корпус Белова, оказались в кольце. В результате советские войска, пытавшиеся окружить группу армий «Центр», сами оказались отрезаны от основных войск. Попытки прорваться к войскам в тылу врага и продолжить наступления оказались безуспешны, потому им был отдан приказ пробиваться к линии фронта собственными силами. Окруженным войскам пришлось перейти к полу-партизанским действиям.

В феврале силам 29-ой армии удалось выйти из окружения. 39-ая армия Масленникова и 11 кавалерийский корпус, соединившись с партизанами до начала лета вели борьбу в тылу врага, сковывая его силы на московском направлении. 33-я армия Ефремова, пытавшаяся вырваться к своим, была разбита, а сам командующий, решивший не сдаваться в плен, застрелился.

Недостаточная оснащенность и усталость и  неукомплектованность частей, которые вели тяжелые бои, начиная с ноября, не позволили с ходу разбить гитлеровцев. Немцы же успели укрепиться, а подошедшие резервы позволили им стабилизировать фронт. В итоге, окружить противника не удалось. Потери немцев были велики, порядка 330 тысяч человек, что составляло около половины от численности войск группы армий «Центр». Была окончательно уничтожена 4-ая танковая группа Вермахта. Однако после этой операции советским войскам пришлось на время прекратить наступление: инициатива вновь перешла в руки немцев.

Все же, несмотря на свою незавершенность и крупные потери, Ржевско-вяземская операция имела важнейшее стратегическое значение.  Войска Красной армии отбросили противника еще на 80 километров, а на южном направлении на 250 километров, а войска Калиниского фронта совершили охват группы армий «Центр» с Запада, что создало благоприятные условия для будущего наступления в марте 1943 года. Были окончательно освобождены еще некоторые районы Смоленской и Калининской областей. Также советское командование получило благодаря этому связь с партизанскими отрядами, которых с каждым днем становилось все больше в тылу врага.

Карта Ржевско-Вяземской наступательной операции

Для Гитлера отступление немецких войск стало сильным ударом. Ему пришлось отменить приказ о наступлении на Москву, и уже 8 декабря он подписал директиву № 39 о переходе к обороне на всём советско-германском фронте. 16 декабря Гитлер отдает распоряжение о запрете отхода крупных соединений, приказывая удерживать позиции до последнего солдата и оказывать фанатичное сопротивление противнику. Хотя данный приказ и затруднил наступление советских войск, немецкие войска смогли остановить советское наступление лишь в январе-марте, когда пришли подкрепления из Западной Европы и Германии.

Многие немецкие генералы за поражение под столицей СССР лишись своих постов: 19 декабря был отстранен от должности главнокомандующий сухопутными войсками генерал-фельдмаршал В. фон Браухич, командование армией принял на себя лично Гитлер. В тот же день генерал-фельдмаршал Ф. фон Бок был смещен с поста командующего группой армий «Центр», на его место был назначен ранее командовавший 4-й армией генерал-фельдмаршал Г. фон Клюге. Гудериан лишился своей должности, восстановили его лишь в 1943 году, а Эрих Гёпнер был уволен из войск. Позднее он примет участие в июльском заговоре против Гитлера, а после его провала будет повешен.

Итоги декабрьско-январского наступления советских войск казались невероятными. Это было первое за всю Вторую мировую войну крупное поражение немцев: прославленная военная машина Вермахта не смогла преодолеть упорство, смелость и самоотверженность советских солдат, командиров и простых жителей. Немцы были не просто остановлены, они были разбиты и отброшены от Москвы на 100-250 километров, тем самым была снята опасность потери столицы. В своих мемуарах начальник Генерального штаба сухопутных войск генерал Франц Гальдер про битву за Москву написал свои знаменитые слова:

«Разбит миф о непобедимости немецкой армии…. Поэтому 6 декабря 1941 г. можно считать поворотным моментом, причем одним из самых роковых моментов в краткой истории Третьего рейха. Сила и могущество Гитлера достигли своего апогея, и начиная с этого момента они пошли на убыль…»

Весь мир увидел кадры разбитых немецких машин, танков, колонны пленных солдат Вермахта. Вскоре вышел документальный советский фильм «Разгром немецких войск под Москвой», включающим в себя реальные кадры с передовой, отснятые отважными операторами. Этот фильм получил премию «Оскар» за лучший документальный фильм, а весь остальной мир увидел, что и немцы могут отступать и сдаваться в плен.

Победа под Москвой подтолкнула Ф. Рузвельта и У. Черчилля к более тесным отношениям с СССР в рамках антигитлеровской коалиции, а Турция и Япония – не начали войну против Советского Союза. Советские солдаты и простые люди после этой первой победы воспрянули духом, теперь уже никто не сомневался, что враг будет разбит.

В германском штабе стали поговаривать о проигрыше компании.  Москва, которая была главной целью немцев в 1941 году, не была взята. Планы «Барбаросса» и «Тайфун» были провалены, немцы поняли, что восточная компания в лучшем случае затягивается на длительное время, начиналась война на истощение, в которой Германия просто не могла победить. А ограниченность запасов топлива, поставляемого Вермахту и немецкой экономике из Румынии, вынудило немцев весной 1942 года двинуть основные силы на Юго-Восток СССР в сторону кавказских месторождений нефти.

В битве за Москву немцы потеряли более 500 тысяч человек, что было больше, чем за все предыдущие компании вместе взятые. Были разбиты основные силы 2-ой, 3-ей и 4-ой танковых групп, фактически немцы лишились 3/4 всех танковых дивизий, своих главных ударных войск. Помимо этого немцы потеряли 15 тысяч машин, более 2500 орудий и минометов. В ходе наступления от захватчиков были освобождены 11 тысяч сел и городов, а также Московская, Тульская, Рязанская, большая часть Калининской, Рязанской и Смоленской областей.

Битва под Москвой была выиграна в первую очередь благодаря героизму и самопожертвованию советских людей. За доблесть и мужество, проявленные в боях 40 частям и соединениям было присвоено звание гвардейских, 36 тыс. воинов награждены орденами и медалями, 187 человек удостоены звания Героя Советского Союза. Медалью «За оборону Москвы» награждено более 1 млн человек (в том числе около 381 тыс. военнослужащих и примерно 639 тыс. гражданских лиц). 8 мая 1965 г. Москве было присвоено почетное звание «Город-герой».

Но до победы оставалось еще 4 долгих года кровопролитных отчаянных боев: провал наступления  весны 1942 года на Украине и Сталинград, Курская дуга в 1943,снятие блокады Ленинграда, 10 сталинских ударов и освобождения СССР – в 1944, освобождение Европы и взятие Берлина – в 1945 году. Однако этот трудный и тяжелый путь начался именно под Москвой, здесь начала коваться наша победа, здесь решилась судьба Европы и мира. Потому это не просто день воинской славы, но и величайший триумф нашего народа, символ доблести и героизма русского солдата, освободившего мир от нацизма и давшего свободу будущим поколениям.

                               Крестьянки ведут пленных немецких солдат

 

 [1] Первым Рейхом в Германии было принято считать Священную Римскую империю германского народа (германской нации), существовавшую с середины X века по 1806 год, Вторым рейхом – Германская империя, провозглашенная в 1871 году и окончившее свое существование в 1918 году.

[2] СССР и Германия заключили договор о ненападении. Также страны договаривались о соблюдении нейтралитета если одна из сторон начинает войну с каким-либо третьим государством. Считается, что к договору прилагался секретный протокол о разделе сфер влияния в Европе, однако, о его подлинность у многих ученых вызывает сомнения.

[3] Генеральный план Ост (нем. Generalplan Ost) по управлению присоединенными восточными областями.

[4] Окружение армии противника.

[5] Один из создателей немецких танковых войск, генерал-полковник, в Великую Отечественную войну командующий 2-ой немецкой танковой армией.

[6]  Относится к СС – военизированным формированиям Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП)- партии Гитлера. Дивизия занимает 1-е место среди частей войск СС по числу награжденных Рыцарским крестом Железного креста.

[7] Один из величайших разведчиков XX века. Был немецкого происхождения работал в Японии с 1933 года, как корреспондент влиятельного немецкого издания

[8] Маньчжоу-Го. Марионеточное  государство под управлением японской военной администрации, созданное в 1932 году после вторжения в Китай.

[9] Название германских военно-воздушных сил в период нацистской диктатуры